Нацистский административный суд города Кёльн.

Spread the love
Роланд Фрейслер дает нацистский салют

Нация, начинающая с сожжения книг заканчивает сожжением людей. Но до сожжения людей и до сожжения книг нацизм должен истребить всякое инакомыслие в детях, иначе вырастут те, кто будет против сожжения книг и сожжения людей

Нацизм не там, где свастика, Гитлер, НСДАП, СС, особые отряды, гестапо, факельные шествия, концлагеря и крематории.

Нацизм там, где в Германии немецкий суд запрещает русскому ребёнку учиться в русской школе на трёх языках, немецком, английском и русском.

Нацизм там, где суд не видит никакого криминала в том, что в кларенхофшколе 5 жертв на протяжении года от одного афганца, четыре задушенных, из них один стал психически болен, а один ребёнок получил удар  вилкой в шее. Суд проигнорировал письменные показания главы шульамта Кёльна в материалах дела суда что в Кёльне за 2018 год 2200 психически больных детей в нарушение закона об образовании НРВ учились среди здоровых детей в обычных школах и били и травмировали здоровых детей на  протяжении всего учебного 2018 года.

А в Бонне сколько психически больных детей в нарушение закона об образовании НРВ учатся среди здоровых детей в обычных школах?

Учитывая дружбу т любовь шульамта Кёльна и Бонна друг к другу, что ясно следует из переписки между ними в материалах суда, то в Кёльне 2200 на миллион жителей, значит в Бонне 1300 на 600 тысяч жителей (2200/1000*600).

Если один психически больной афганец в обычном классе превращает 5 детей в больных детей за год, то только в Кёльне и Бонне Германия получает в год 2500×5 или 12500 больных детей за год.

Это же выгодно! Психиатра, психологам, шульамту, чем больше больных детей в Германии, тем больше денег можно украсть из бюджета на их лечении.

Лозунг кларенхофшколы-школа свободная от насилия и лозунг других Кёльнских и Боннских школ что это школы свободные от насилия – это демагогия и враньё.

Причем эта демагогия и это враньё уже очевидно всем иностранцам в Германии, на форумах на всех мировых языках обсуждают эту проблему, только немцы живут в своём хрустальной замке демагогии ,вранья и лжи.

Но кого же обманываете вы?

Самих себя?

Долго будете обманывать?

Пока лично ваш ребёнок не вернётся из немецкой школы без глаза или с вилкой в шее?

Ах, ваш де не вернётся, у судей и чиновников  дети учатся в закрытых частных школах, где нет инклюзиона, вилок в шеях, задушенных детей, психически больных афганцев, Сирии й лев, арабов, африканцев, у детей судей и чиновников в жизни всё безопасно и прекрасно.

Это нацизм.

В 1939 в таких элитных закрытых школах были дети членов партии НСДАП, сейчас название партий сменилось, а принцип работы тот же самый.

Нацизм там, где суд не называет афганскую  национальность преступника -афганского беженца, не указывает русскую национальность жертвы – истца, пишет чего то про немцев в Германии, забывая что Германией мир не ограничивается и этнических немцев в Германии в 2019 уже меньшинство.

И немцы активно, очень активно бегут из Германии, и с каждым таким решением суда будут бежать больше и больше.

И уже бегут к Путину в Россию , Трампу в США, Эрдогану в Турцию,  Синьяопину в Китай, где реально для детей в школах безопаснее чем в школах Германии.

Нацизм там, где государственная пропаганда является единственно верной точкой зрения, где инакомыслие наказывается судом, а конкуренция мнений за меняется единственно верным мнением чиновника. Вчера суд был со свастикой, сегодня суд без свастики, суть дела это не меняет.

Суд выдал уникальную фразу в решении, что ребенок обязан посещать только немецкую школу. А как же арабы? Арабская либише школа, у неё такой же статус как у русской школы. Почему русские, еврейские, немецкие, арабские и любые другие дети могут ходить в арабскую школу, а русские и немецкие дети ходить в русскую школу не могут? В арабской школе призывали призывали резать глотки неверным христианам, но это не волнует же швульамт кельна и бонна, они же в арабском ни черта не понимают. В русской школе дети учат три языка, немецкий, английский, русский,  это суду было всё равно. В русской школе не призывают резать глотки неверным собакам, это суду тоже было всё равно. А как же английская, французская, еврейская, американские школы? Суд указав что ребёнок обязан учиться только в немецкой школе обязан вынести немедленной судебный приказ к закрытию этих школ. Не? Не может немецкий суд закрыть английскую, французскую, еврецскую, американские школы на территории Германии? Оккупационная администрация с 1945 года не велит так делать? Против своих хозяев немецкий независимый суд пойти никак не может?

Суд всему миру показал, кто правит Германией.

Пресс релиз по поводу прохождения судебного заседания и вынесенного отказа по иску Максима Эрней, Натальи Эрней, Николауса Эрней к Государству Германия о признании незаконными решений Шульамта Кёльна и Шульамта Бонна об отказе в разрешении на посещение российской школы при Генеральном Консульстве России в Бонне в дневное время вместо немецкой школы в целях исполнения законодательной обязанности по обязательному посещению школы детьми, а также о признании незаконным прямого указания на обязанность посещать Максимом Эрней только немецкую школу.

В иске отказано.

На истцов возложена обязанность оплатить судебные расходы, а также расходы на русско-немецкого переводчика.

Отказ в разрешении на посещение в дневное время при наличии законодательной обязанности детей посещать школу, юридически равен прямому запрету на посещение школы, также прямое указание на обязанность ребёнка посещать только немецкую школу, прямо лишает русскоязычного ребёнка с российским гражданством возможности посещать российскую школу при Генеральном Консульстве России в Бонне в дневное время.

Рассмотрение дела судом началось с подлога со стороны суда.

Зачитывая иск истца председательствующий судья заявил что у Максима Эрней немецкое гражданство, эта фраза есть на аудиозаписи процесса, на самом деле иск основан на том, что у Максима Эрней есть российское гражданство и русский язык для ребёнка родной язык, обоснование иска, что у Максима Эрней российское гражданство суд игнорировал на всём протяжении процесса.

Во время рассмотрения дела суд обратил внимание истцов что российская школа при Генеральном Консульстве России в Бонне не является одобренной Германией школой в смысле закона об образовании. Истцы заметили суду, что закон требует обучение в школе. Закон не указывает на исключительность обучения только в немецкой школе.

В Германии существуют помимо немецких также еврейская, английская, французская , американская,

На что истцами было замечено, что конструкция закона прямо предусматривает исключения в особых случаях. Для истца требование особого случая выполнено полностью.

Истец прекрасно говорит на немецком языке, также русский язык родной.

Истец имеет двойное гражданство, российское и немецкое.

Ранение Максима Эрней в немецкой школе.

 нападение на Максима Эрней и других детей в школе, факты удушения Максима Эрней, мотивированный страх быть убитым и категорический отказ ребёнка в посещении немецкой школы, зафиксированный немецкими профессиональными врачами – домашний врач, детский врач, психиаторы, а также задокументированные как минимум три случая удушения в данной школе других детей, помимо Максима Эрней, а также официальное признание главой шульамта Кёльна письменно в суде, что в Кёльне в 2019 году 2200 больных детей с отклонениями требуют немедленного перевода из обычных школ в специальных школы для больных детей, но нет для них ни мест, ни времени, ни денег, что означает что эти 2200 больных детей остаются среди нормальных здоровых детей, калеча им психику и физически, судом было полностью проигнорировано.

Суд предлагал сделку, в обмен на немедленное возвращение детей в Германию – Максима и Софии Эрней суд готов выдать разрешение на посещение российской школы при Генеральном консульстве России в Бонне сроком на 2 или три года, до окончания 4 класса, при условии что в дальнейшем Максим Эрней будет посещать немецкую общую школу.

В такой сделке родителями Максима суду было отказано, по причине, что родители будут действовать в интересах ребёнка и только в интересах ребёнка, у ребёнка уже появились новые друзья в школе в Москве, семья не планирует возвращение в Германию как минимум в течение года, и возможное положительное решение суда не является никаким обязательством родителей вернуть детей в Германию, родители требуют разрешения до 2031 года, до 13 класса, или 19 лет Максима, то есть окончания возраста обязанности посещать школу, решение суда является прецедентным и крайне важным для других русских, еврейских, немецких детей в Кёльне и Бонне и других городах Германии, страдающих от насилия в школе.

Мы задали вопрос суду как должен Максим ещё пострадать в немецкой школе и сколько немецких школ Максим должен поменять. чтобы его освободили об обязанности посещать именно немецкую школу и разрешили посещать русскую школу.

В итоге, после рассмотрения всех материалов дела и заслушивания Николауса Эрней как представителя Максима Эрней, судом было принято решение в иске полностью отказать.

Озвученная судом аргументация.

1. Российская школа при Генеральном Консульстве Российской Федерации не является признанной школой.

2. В Бонне более 16 частных школы, которые может посещать Максим

– комментарий, на самом деле это подлог фактов, так как Максим в 1-4 классе теоретически может посещать только 4 частные школы в Бонне, если у родителей хватит денег 50000 евро дохода на ребёнка в год чтобы оплатить 25000 евро стоимость обучения, остальные школы это школы с 5 класса, и Максим посещать эти школы не может

3. Факт насилия над ребёнком в школе в Кёльне не позволяет заявлять что во всех школах по всей Германии так же плохо, пробуйте удачи в другой школе в Бонне.

КОМММЕНТАРИЙ.

Ребёнок не лотерея, и пробовать удачи с переборе всех немецких школ Германии могут только полные клинические идиоты из родителей. Так как после смены второй третьей школы ребёнка заберут из семьи из за стресса созданного родителями фактами смены школы. Это завуалированная ловушка…

Мы были в таком отказном решении суда математически уверены на 99,999998792124700 %. На 0,0000012078753 % или один случай на 82,790 миллиона человек населения мы надеялись что суд будет руководствоваться не дремучими стереотипами 1870 годов, гаданиями на кофейной гуще о переборе всех немецких школ ДО нахождения хорошей школы, и нацистскими законами 1938 года и трактовками 1919-1938 годов, а будет руководствоваться международным правом, подписанным Германией после 1945 года.

Фактически, требовать свободы и защиты собственных прав своих детей в государстве, живущем без Конституции (общей федеральной Конституции в Германии нет), по законам, перенятым фактически без изменений от времён Гитлера и Третьего рейха, с судебной системой и чиновниками выросшими и воспитанными на этих законах, впитавшими законы со времён Гитлера и Третьего рейха с молоком матери и рассказами бабушек и дедушек, так вот от такой фактически нацисткой страны ожидать решения, идущего в прямое противоречие с нацистским законом об образовании, чтобы решение восстановило нарушенные права ребёнка и решение соответствовало международным обязательствам Германии – это было просто лучиком надежды. На понимание, что судьи тоже понимают, что спустя 81 год, в 2019, запрет на посещение иных школ, кроме государственных, сделанный Гитлером в 1938 году, уже не то что не актуален, а даже очевидно преступен и противоречит международному праву.

Судьи поняли.

Судьи прекрасно всё поняли.

И возможно испугались.

Они хотят и дальше быть в этой системе судьям.

Они не хотят мести улицы.

Они не хотят преподавать в Университете как доктор юридических наук Буше, который только что пришёл работать в суд консультантом.

Судьи не хотят готовить шаурму в турецких забегаловках.

Судьи не хотят торговать газетами.

Они хотят и дальше быть винтиками системы.

Поэтому против системы решения вынести они не могут.

Ну прямо как судьи федеральных судов в 1933-1945 годах.

Но мысль о том, что всё закончилось в 1945 – это ошибочная мысль.

1933-2019, ничего не изменилось, система всего лишь поменяла вывески и таблички после 1945, но база всё та же.

После заседания суда 09/10/2019 в связи с тем, что для рассмотрения дела в вышестоящем суде в Мюнстере по закону, не просто необходим, а обязателен немецкий адвокат, без участия немецкого адвоката жалоба на данное решение суда принята к рассмотрению не будет, несмотря на полную оплату госпошлины за второе рассмотрение, а ни один немецкий адвокат не берётся за рассмотрение иска против Германии по делам такого рода в Мюнстере, то мы физически не можем пойти во вторую инстанцию.

Мы хотим.

Но нас туда не пустят.

Немецкое правосудие – это закрытый для обычных людей клуб с договорными матчами.

У нас нет даже возможности высказаться в суде выше.

Такой немецкий закон.

В Германии победителем в исках «гражданин-Германия» всегда выходит Германия.

Вот такая вот в Германии демократия…

Хочу ещё добавить, по итогу суда…

Так как из МИД РФ, Из Консульства РФ, из Российских СМИ в Германии никого не было, то немецкие судьи сделали ясный и очевидный вывод, что поднятая мною проблема избиения детей в немецких школах яйца выеденного не стоит и не интересует никого из российских властей.

Это очевидный вывод, я сделал вывод абсолютно такой же.

Тем более, после суда, позвонив Марии Захаровой, спросил, «помогать то россиянам в Германии будете, МИД, правительство России или так всё и останется, каждый спасайся как может», она мне ответила – что «переехать в Германию было ваше собственное решение, вы выбрали местом жительства Германию, мы не можем вмешиваться на территории Германии в происходящее, вы сами несёте за своё решение ответственность.»

Она права.

Так и есть.

Выбирая Германию, или Америку, или Таджикистан, или Узбекистан, или Сомали, или Сьерра-Леоне, или ЧАД, ЦАР, особенно Кёльн или Кейптауне не нужно удивляться и обижаться что тебя там съели.

В прямом смысле.

Но Мария Владимировна (Захарова, прим.) забыла или упустила или проигнорировала одну очевидную вещь.

Детей 6-7-14 лет при переезде никто не спрашивал, хотят они в Германию или нет.

Их взяли и увезли.

И теперь бьют то в основном их.

Не взрослых, принявших решение о переезде из России в Германию, а именно детей.

Поэтому в итоге, если в Германии бьют русского ребёнка, то может быть через 10-15 лет этот ребёнок прочтёт эти строки и скажет, папа, мама, почему Вы меня не увезли? Один турок на моей работе мне сказал так – ты всё правильно сделал. Представь как бы ты жил если бы твоего сына в Германии убили? А ты должен думать о том, что тут, в Германии, есть такие люди у которых детей в школе убили. И подумай, как живётся им…

Поэтому по реакции МИД, по реакции консульства РФ, посольства РФ, правительства РФ, я делаю вывод, как и в 1933 году проблемы евреев немцев не волнуют, так же и сейчас спасение избиваемых*утопающих дело рук самих избиваемых*утопающих, бегите русские*Лола бегите, куда хотите, по телевизору российскому мы, руководство России будем заявлять о вставании с колен и росте мощи российской армии, флота и влияния, но скажем мы это российскому зрителю. О том чтобы поссориться со страной, где будет труба Газпрома – нэ нэ нэ, das ist verrückte Scheiße,это же будут проблемы у Газпрома.

У Газпрома в Германии и так и так будут проблемы, так как США приступили к утилизации Германии, им больше этот союзник и конкурент в Европе не нужен, Германию начали распиливать на части, а народ немецкий выпиливать из Германии.

Что касается нашего дела, то мы создали для нас уникальный прецедент. Максима Эрней прописанный в Германии выведен из под немецкого шульпфлихт, в принципе он может и сегодня вернутся в Германию, может и не вернуться, он может уже вообще не учиться в никакой школе, суд после моего замечания что по поводу штрафов в 1000 евро за неделю из за ежедневого неприлёта из Москвы в Кёльн ребёнка на школьные занятия, то я сказал мы встретимся по этому поводу снова в этом же суде, так суд заявил, что нэ-нэ-нэ, вас нам тут больше не надо, один из судей был русскоговорящий, был также переводчик, суд в протокол занёс перевод справки от 23 августа на русском языке, что Максим будет ходить в школу в Москве с 01 сентября, и суд потребовал чтобы никаких штрафов по этому поводу не было, ни старых ни новых, шульамты оба сказали что претензий не имеют.

Суд не хочет нас видеть снова у себя в суде…

И это главное.

Что касается вышестоящего суда в Мюнстере.

Стоимость процесса там будет в районе 5000 евро.

Отдать 5000 евро чтобы получить новый отказ суда, с учетом того, что Максим итак ходит в русскую школу в Москве, жена считает глупой тратой денег.

Лучше потратить эти деньги на покупку нового жилья в России в кредит для дочери.

Думаю, что я соглашусь со своей женой в этом вопросе.

И положительное решение суда нам ничего не меняет, ибо жена сказала детей никогда в Германию не привезёт, ибо Германия – страна в которой запрещено проживать семьям с детьми.

Там отлично одиночкам, безработным, тунеядцам, психопатам, алкоголикам и больным.

Семейные, с детьми, работающие, адекватные, здоровые должны быть в Германии наказаны, наказываются, и будут наказаны ибо немецкое правительство и депутаты ночами думают, какие бы новые наказания придумать для этих людишек.

В этом вопросе с женой также соглашусь.

Немного фоточек из прошлого, вперемешку с настоящим.